Крупные сделки: что новенького?

01.03.2017

С 1 января 2017 года для хозяйственных обществ действуют новые правила заключения и оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Изменилась и сама терминология. Принятый закон направлен на совершенствование законодательства, регулирующего деятельность ООО и АО. За подробностями мы обратились к Гиоргию Сартании, руководителю судебно-консультационного департамента «Тюменской консалтинговой компании», г.Тюмень. 


– В последнее время активно ведутся работы по пересмотру и корректировке законодательства. Вряд ли найдутся сферы, не затронутые изменениям. Что нового происходит в корпоративном праве? 
– Крупномасштабных изменений, связанных с реорганизацией юридических лиц, нет – идет постоянный процесс обновления законодательства. Из интересного – в этом году с 1 января вступают в силу изменения, связанные с крупными сделками и сделками с заинтересованностью. 
– В любой законодательной инициативе есть лицо заинтересованное. 
– Нет, здесь другой смысл (улыбается). Вы правы, с одной стороны: каждая корректировка закона чем-то да продиктована и призвана служить на благо и обновление. В данном случае, на мой взгляд, изменения продиктованы практикой. Итак, с чем мы будем работать по крупным сделкам. Законодатель по-новому определил понятие крупности сделки. Ранее крупной сделкой для ООО и АО считалась сделка, связанная с отчуждением имущества балансовой стоимостью 25% или более от общей балансовой стоимости имущества общества. Реальная цена отчуждения не имела значения. Теперь для определения крупности сделки учитывается большая из двух величин — балансовая стоимость отчуждаемого имущества или цена его отчуждения. 
– Значит ли это, что круг крупных сделок будет расширен? 
– Совершенно верно. Кроме того, необходимым критерием оценки крупности сделки является выход ее за пределы обычной хоз.деятельности. Изменения коснутся и вопросов оспаривания сделок. Теперь предъявить иск об оспаривании сделки может только тот участник или акционер, который держит от 1% и более голосующих акций, либо несколько участников с аналогичным совокупным количеством голосов.  
– Это очередной стоп-знак для миноритариев? 
– Точно. Предъявить иск может и член совета директоров. Важно и то, что теперь истцу не надо подтверждать убыточность сделки. Раньше участники должны были доказать, что могли повлиять на результат голосования по одобрению сделки, а недоказанность этого обстоятельства могла стать для суда причиной отказа в иске. С другой стороны, сейчас нужно доказывать, что другая сторона сделки знала или должна была знать о крупности сделки и нарушении порядка ее одобрения. 
– Хорошо, но начали-то мы со сделок с заинтересованностью. Что нового мы узнаем о них в 2017 году? 
– Изменения значительны. Во-первых, заинтересованным лицом признается участник, владеющий либо имеющий возможность распоряжаться более чем 50% голосов на общем собрании участников или акционеров.  
– Имеющий возможность? 
– Участник может распоряжаться большим количеством голосов, чем владеет, например, через подконтрольных лиц. Вообще, сейчас из определения сделки с заинтересованностью исключено такое понятие, как «аффилированное лицо» – все заинтересованные лица определяются как «контролирующие». Кроме того, расширен список лиц в том отношении, что заинтересованы могут быть не только прямые участники сделки, но и все выгодоприобретатели, посредники и представители участников. 
– Все заинтригованы. Значит ли это, что время согласования сделки значительно увеличится? 
– Дело в том, что ещё одной новацией стала замена согласия на уведомление. При совершении сделки нужно известить членов совета, коллегиального исполнительного органа и – иногда – участников общества (единоличных или коллективных держателей от 1% и более голосующих акций). То есть значительных проволочек по времени не будет. Но далее эти лица в течение 20 дней имеют право затребовать всю информацию по сделке. 
– Для чего это может быть полезно? 
– Так можно подтвердить, что интересы общества не нарушены, что условия сделки находятся на объективном рыночном уровне, не завышены и не занижены искусственно. Если будет доказано, что сделка совершается в ущерб, это станет поводом для признания сделки недействительной. Если по запросу документы не предоставят, ущерб обществу будет презюмироваться. 
– Если проще, утаивание информации будет выглядеть весьма подозрительно, так? 
– Да, верно. В случае сделки с заинтересованностью само по себе отсутствие согласования не повлечет признание сделки недействительной. А в случае с крупной сделкой – повлечет. Но как и в случае с оспариванием крупных сделок, участнику не нужно доказывать, что он мог повлиять на одобрение сделки, а контрагенту не нужно доказывать, что он не знал и не должен был знать о заинтересованности и отсутствии согласования. 
– Уточнение понятий «крупная сделка» и круга заинтересованных лиц, облегчение процедуры заключения сделки и усложнение процедуры оспаривания – это основные корректировки, или есть ещё что-то... интересное? 
– Изменения носят не безусловный характер. Общество может определять свой порядок заключения и одобрения сделок с заинтересованностью, и это необходимо закрепить в уставе общества. Раньше такое не было предусмотрено законом. Участникам обществ и акционерам рекомендуем досконально изучить все новшества, в том числе касающиеся порядка согласования или уведомления, и принять для себя и своего общества решение о том, как дорабатывать «слабые» места.