Суд, не зевай!

12.04.2017

Верховный суд выпустил первый в этом году обзор судебной практики. В него вошли 24 вывода судебной коллегии по экономическим спорам, а также обобщена практика по гражданским, административным и уголовным делам. 


Для нас этот обзор примечателен тем, что закрыл ещё одну лазейку в законе о банкротстве. Не секрет, что один из способов сохранить контроль над организацией, ставшей банкротом, это создать искусственную задолженность этой организации перед кредиторами, контролируемыми собственниками или топ-менеджерами банкрота. Такой ход позволяет не только влиять на решения, принимаемые на собрании кредиторов, но и получить значительную часть средств из конкурсной массы банкрота. 
В отдельных случаях, когда недобросовестные собственники банкрота контролируют кредиторов, обладающих большинством голосов на собрании кредиторов, имеют место еще более серьезные злоупотребления. Например, инициирование в рамках дела о банкротстве мирового соглашения, предусматривающего существенную скидку с долгов банкрота и длительную рассрочку выплаты оставшейся части долга. Такое мировое соглашение считается заключенным, если на собрании кредиторов за него проголосовало большинство кредиторов. Заключенное мировое соглашение также подлежит утверждению судом. Но суды, как правило, утверждают такие мировые соглашения, руководствуясь волеизъявлениями большинства кредиторов и признавая необходимость подчинения меньшинства несогласных кредиторов решению большинства. В результате реальные кредиторы банкрота становятся невольными участниками мирового соглашения в рамках дела о банкротстве, согласно условиям которого скидка с долга может достигать пятидесяти и более процентов, а рассрочка выплаты оставшейся части долга может достигать пяти-семи лет. При этом недобросовестные собственники организации-банкрота фактически приступают к управлению организацией – ведь она больше не банкрот, ее платежеспособность восстановлена. И восстановлена она за счет грубого и циничного нарушения прав реальных кредиторов. 

Имея в виду такие случаи, Верховный Суд счел нужным вмешаться. Да, отношения при заключении мирового основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, в противном случае прийти к единству мнений невозможно. Но и правила закона о банкротстве, которые регулируют принятие решения о заключении мирового соглашения, не означают произвол принятия этого решения. У каждого из конкурсных кредиторов определен их правовой статус и правомерный интерес: в результате мирового соглашения они должны получить больше, чем в результате незамедлительного распределения конкурсной массы. Само по себе заключение мирового соглашения не гарантирует безусловное удовлетворение этого интереса: итог будущей хозяйственной деятельности должника зависит от многих, в том числе сложно прогнозируемых, факторов. Однако процедура утверждения мирового соглашения в любом случае должна обеспечивать защиту меньшинства кредиторов от действий большинства в ситуации, когда уже на стадии его утверждения очевидно, что предполагаемый результат не может быть достигнут.