Обучение в меняющихся условиях права

08.08.2017

Учиться надо всю жизнь, до последнего дыхания!

Сюньцзы


Право и правоприменительная практика – живые организмы, подверженные непрерывным изменениям. В большинстве случаев изменения приводят отрасль в соответствие с меняющимися экономическими и социальными условиями. Иногда это популистские меры в гонке за расположением электората. Независимо от причин, юристам нужно периодически повышать квалификацию, быть в курсе изменений и понимать существующие тенденции. 
С момента основания компании мы регулярно повышаем квалификацию наших специалистов. Но в последнее время, несмотря на растущее количество тренингов и семинаров, все острее ощущается дефицит качественного обучения. Попробуем понять, почему. 

Традиционно участники юридического семинара получают два вида информации: 
– систематизированные знания по теме, актуализированные на момент проведения; 
– экспертное мнение лектора о спорных ситуациях правоприменительной практики, тенденциях, а также планах по усовершенствованию законов и практики. 
Ценность первого вида информации определяется качеством ее сбора, анализа и систематизации. Если лектор талантлив как спикер и педагог, то и подача хороша, и качество высоко. Но такие знания – это лишь «верхушка айсберга», а главная ценность семинара – именно во втором виде знаний.  
Ранее на семинарах высокое качество этих знаний определялось глубокой вовлеченностью лектора в законотворчество и формирование правоприменительной практики. Это было чрезвычайно важно и полезно для слушателей – оказаться «на прямой линии», видеть перспективы развития законодательства. Лекторами выступали судьи Высшего Арбитражного Суда РФ, совмещавшие преподавание и работу. Их мнение по той или иной проблеме правоприменения, по совершенствованию законодательства, по тенденциям и перспективам имело значительную ценность: слушатели и участники семинаров с большой степенью вероятности могли прогнозировать вектор развития. Бывали случаи, когда лектор озвучивал на семинаре мнение о пути разрешения какой-либо проблемной ситуации, а впоследствии это мнение становилось правоположением, закрепленным в Постановлении Пленума или Информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ. 
Не менее ценным результатом семинаров была обратная связь – лекторы получали сложные практические вопросы, готовых ответов на которые в законодательстве не было. И соответственно, судьи могли учесть предложенные ситуации при формировании законодательных инициатив. Законотворчество было живым, динамичным, отвечающим реалиям и запросам общества. 

В настоящее время Высший Арбитражный Суд упразднен, и хотя бывшие судьи всё же преподают на семинарах, их мнение носит зачастую теоретический характер. При этом люди, которые сейчас участвуют в разработке и экспертизе законопроектов, а также судьи Верховного Суда РФ, оказывающие значимое влияние на формирование судебной практики, преподавательской деятельностью почти не занимаются. 

Таким образом, печальный «побочный эффект» судебной реформы и слияния судов – это потеря хорошо работающей системы передачи знаний и обмена информацией, снижение качества обучения. Пока на ее месте нет адекватной замены, мы вынуждены работать в условиях растущей неопределенности. Без четких правовых перспектив по некоторым сложным делам все тяжелее становится спрогнозировать развитие событий и оценить вероятность выигрыша. Тем больший вызов для нас – работать с такими спорами, искать пути и способы достижения положительного результата и находить их.