Апелляция напомнила об основаниях взыскания убытков с руководителя

     За последние несколько лет наработана обширная практика по вопросу привлечения к ответственности руководителя за причинение юридическому лицу ущерба. Предусмотренная законом обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах юридического лица позволяет его участникам взыскивать убытки с руководителя, в т.ч. бывшего, за любые необоснованные расходы. Необоснованные расходы - это те расходы, которых удалось бы избежать, если бы руководитель безукоризненно исполнял свои обязанности.

     Иногда такой подход бывает излишне формальным. Именно с ним столкнулся наши Клиент, с которого арбитражный суд первой инстанции взыскал убытки. Являясь исполнительным директором организации, наш Клиент около полугода временно исполнял обязанности генерального директора в связи с уходом последнего в отпуск. Наделение полномочиями было оформлено приказом о временном возложении обязанностей на период отпуска генерального директора. 
     Однако, генеральный директор не прописал в приказе необходимость производить исполнительному директору доплату за временное совмещение должностей. Вскоре после ухода в отпуск генерального директора, являвшегося к тому же одним из учредителей общества, из-за возникшего между учредителями корпоративного конфликта генеральный директор был временно отстранен от должности. Долгое время учредители не могли договориться о кандидатуре нового руководителя и лишь спустя полгода был избран новый руководитель, а полномочия прежнего генерального директора были прекращены. Все это время наш Клиент исполнял свои непосредственные обязанности и обязанности генерального директора. При этом получал заработную плату и доплату за совмещение должностей, которая была предусмотрена утвержденным в организации положением об оплате труда. 
     Новым руководством был инициирован иск к нашему Клиенту. Ссылаясь на отсутствие приказа о доплате за совмещение должностей, организация в лице нового руководителя требовала взыскать с нашего Клиента убытки – полученные доплаты. В иске было указано, что наш Клиент фактически руководил обществом, поэтому должен нести ответственность как руководитель. Никаких оснований для выплаты указанных сумм от имени организации и их получения у нашего Клиента не имелось, т.е. выплата и получение таких сумм привели к убыткам. 
     Защищая Клиента, мы ссылались на то, что оплата труда вообще и доплата за совмещение в частности – императивное требование трудового законодательства. Поступать иначе организация и руководитель, действующий от ее имени, не вправе. Отсутствие приказа о доплате само по себе такую обязанность не отменяет, а говорит лишь о некорректно оформленных трудовых отношениях. Локальные правовые акты организации, в частности, положение об оплате труда, позволяют определить размер полагающейся доплаты. Поэтому такие выплаты от имени организации не свидетельствуют о неразумном или недобросовестном поведении нашего Клиента, даже если он сам и получал соответствующие суммы за совмещение должностей. А оплата труда вообще не может считаться убытками организации. 
     Суд первой инстанции избрал формальный подход. Сославшись на отсутствие приказа о доплате за совмещение должностей, суд взыскал суммы доплат с нашего Клиента. Однако, рассмотрев нашу апелляционную жалобу, Восьмой арбитражный апелляционный суд решение отменил и в иске отказал. Апелляция напомнила, что взыскание убытков с руководителя есть мера гражданско-правовой ответственности, для привлечения к которой обязательна совокупность таких условий, как: наличие убытков, противоправное (неразумное, недобросовестное) поведение руководителя, причинно-следственная связь между действиями руководителя и наступившими убытками. В данном случае таких условий не имеется. Апелляция согласилась с тем, что формальное отсутствие приказа о доплате за совмещение должностей не исключает обязанность оплачивать фактический труд. Каких-либо оснований для невыплаты заработной платы нашему Клиенту в спорный период не имелось. А потому осуществление таких выплат от имени общества не имеет признаков неразумности или недобросовестности, что исключает гражданско-правовую ответственность в виде возмещения убытков.