Любой, кто имел отношения с компанией до её банкротства - под угрозой

До возбуждения дела о банкротстве единственный участник компании-банкрота под поручительство своей компании взял займ у физического лица. Обязательства по возврату займа надлежащим образом исполнены не были. С целью понуждения компаний-должников к возврату задолженности, займодавец обратился в суд с заявлением о банкротстве компании-поручителя. Однако, желаемой цели в виде возврата собственных денег не достиг. Вместо этого, началось банкротство т.к. на момент подачи заявления о банкротстве компания действительно находилась в неудовлетворительном финансовом положении, имела многомиллионные долги.


 Наш Клиент приобрел у физического лица право требования возврата данного займа, вследствие чего было оформлено процессуальное правопреемство в деле о банкротстве. В последующем в деле о банкротстве компании-поручителя, договор поручительства был признан недействительным. Вследствие признания сделки недействительной, нашему Клиенту со стороны конкурсного управляющего были вменены действия по злонамеренному банкротству предприятия. Была предпринята попытка «повесить» на нашего Клиента долг предприятия-банкрота в размере 370млн. руб. через механизм привлечения к субсидиарной ответственности. 

В ходе работы по защите интересов Клиента нам удалось обосновать суду отсутствие законных оснований для привлечения Клиента к субсидиарной ответственности. В частности, мы доказали отсутствие у нашего Клиента статуса «контролирующего должника лица», отсутствие причинно-следственной связи между оспоренным поручительством и объективным банкротством компании. Результат трудоемкой работы позволил полностью защитить клиента от многомиллионной субсидиарной ответственности.  

Работа по данному делу очередной раз подтвердила, что новые правила привлечения к субсидиарной ответственности предоставляют конкурсным управляющим раздолье в выборе лиц, обязанных нести ответственность за невозможность банкрота полностью погасить требования кредиторов. Такой подход ставит под угрозу практически любое лицо, имевшее отношение с компанией до её банкротства — об этом мы подробно писали тут.